О "Картинах Восьми Границ" в Цяньчжоу.
С предисловием

Есть в Нанькане картины "Восьми Границ", что когда-то написаны были самим губернатором Куном. Он из камня здесь стену воздвигнул, и на той на стене из камня с восьми башен обзорных что взору предстало, то в картинах запечатлел. На востоке там видно Семь Миней, а с юга видны Пять Хребтов... И где смотришь вдаль - всюду горы теснятся, причудливы, несхожи меж собой; а вниз посмотреть - там узор прихотливый бегущих, кружащих потоков, ручьев... Там облака, а здесь туман, сгустились там, пропали здесь... И травы все, деревья все пышны, цветут своей красой... Со склонов сельские домишки глядят все друг на друга, и петухи с собаками перекликаются из двориков соседских... Любуешься на те картины - и так захватит, унесет к безбрежным далям душу, и радость светлая нисходит, и вздохи рвутся из груди, да, так!...

Я, Су, тогда было сказал: "Здесь всё одна наньканская граница. С чего же восемь? Только тем отличны, откуда смотришь..." Да только солнца я сперва не разглядел... Там утро, и оно - как бронзовая плошка; там полдень, и оно горит, как жемчуг; там вечер, и оно - как талисман разбитый из нефрита... Выходит, что три солнца здесь, так, что ли? Так значит, всё ж границ - иль граней - восемь, ведь здесь есть всё: зима и лето, утро и закат, и дождь, и вёдро, сумерки и ночь, - и все различны... Не усиделось мне, ходил я и стоял; печаль с весельем, ревность и восторг из-за того, что виделось глазам, смешались в сердце; из-за того, что не сравнять ни в чем друг с другом особых этих восемь! И знал ведь, что в конечном-то итоге те восемь суть одно; что где-то там, за четырьмя морями и по другую сторону вселенной, в причудливом, неверном... Ведь в том и смысл статей Юй-гуна, и в том же суть слов Цзоу Яня, и глубь стихов Сыма Сян-жу - что хоть доходишь и до тысяч-мириадов, а не бывает так, чтоб не одно... И от всего от этого, как чувству было мной не завладеть? Тогда-то и сложил я восемь стихотворений и на картинах этих надписал.

(Второе стихотворение)

Вздымаются волны в безмолвной тиши и, о стены разбившись, уходят
Террасу Узорных Даров окружил холодный туман заката
Усталый путник средь гор и долин, объятый бескрайней думой
Вечернее солнце, вечный покой... Плывет одинокая тучка...

(Третье стихотворение)

Пред Башнею Белой Сороки кругом бирюза и лазурь громоздятся
В плющах запутались облака, меж скал чуть видна тропинка
Мой старый друг - он должен быть там, за тысячей гор далеких
Но все не приходит письма от него с цветущею веткой сливы

(Четвертое стихотворение)

Червонная Башня в ущелье скрылась, и солнце блеск умеряет
Под черной накидкой домой возвращаюсь, наполовину пьяный...
Уже дровосеки и рыбаки все разошлись под вечер
Лазурные склоны и синие скалы... Кумирня на горном утесе

(Шестое стихотворение)

Гляжу, по ту сторону пыли мирской, на просторы пыльного мира
И нет предела... Дома и башни под марью дождей и туманов...
Средь гор и вод ослеплен человек, вперед и назад блуждает
И только по пагоде одинокой поймет, где восток, где запад

(Восьмое стихотворение)

Толпятся вершины и высятся пики в красе, с другими несхожей...
Жизнь обитателей облачных высей кто поймет в этом мире?
Кому под силу в пустынных горах наслаждаться лунным сияньем?
Одни лишь лесные духи средь скал скандируют вслух поэмы

Комментарии:

Город Цяньчжоу - в эпоху Сун в области Сюйчжоу (современная пров. Цзянси). Цикл датируется 1078 г.

Губернатор Кун Цзун-хань (Юань-хань) - правитель г.Цяньчжоу в начале эпохи Сун, выстроивший там каменную стену для защиты города от наводнения.

Семь Миней - поэтическое именование провинции Фуцзянь, по названию живших там в древности племен.

Пять Хребтов - поэтическое именование живописной гористой местности на стыке провинций Гуанси, Гуандун и Хэнань.

"Юй-гун" - древнекитайский философский трактат, приписываемый Великому Юю (Да Юю), мифическому устроителю китайской цивилизации (III тысячелетие A.C.).

Цзоу Янь - знаменитый древнекитайский философ и мистик времен Воюющих Царств, основатель философской школы "инь-ян" (даосской натурфилософии).

Сыма Сян-жу - великий древнекитайский поэт и мыслитель (начало эпохи Западная Хань).

Под черной накидкой - чтобы не узнали пьяницу в лицо и тем избежать позора.

По Ту Сторону Мирской Пыли - название павильона, изображенного на картине.

Дома и башни под марью дождей и туманов - цитата из знаменитого стихотворения танского поэта Ду Му "Весна в Цзяннани" (см. на этом сайте), где сказано:

Иволги пенье на тысячи верст - в цветах и листве зеленой
Прибрежных трактиров и горных харчевен флаги плывут под ветром
Четыреста восемьдесят монастырей времени Южных Династий...
О, как же много зданий и башен среди дождей и туманов!