C горы отшельников Лушань
посылаю Лу Сюй-чжоу, государеву летописцу

И вот я душой - совсем Безумец из Чу
Смеясь над Кун Цю, о фениксе песню пою
Я в руку зеленый нефритовый посох взял
Отправясь от Башни Желтого Журавля

Бессмертных искать на Пяти Вершинах - мне путь не покажется дальним
Радостно буду бродить всю жизнь по знаменитым горам
И первая - это гора Лушань что Южный Ковш подпирает
Здесь ширмой парчовой вздымаются в небо в девять слоев облака
На ясное озеро падает тень отражением гор изумрудных
И каменной стражей стоят над Рекой утесы причудливых форм
Ручей в три потока долиной бежит по диким камням, как будто
Здесь горным мостом в ущелье повис серебряный Млечный Путь
В нагроможденье волшебных гор кругом звенят водопады
И скалы, теснясь, поднимаются ввысь, в небесную синеву
С восходом солнца на красной заре глубоки бирюзовые тени
И птицы летят высоко в небесах бескрайнего царства У
Всхожу на вершину, величавы кругом земли и небес просторы
Река свои воды влечет на восток и уже не вернет назад
Средь желтых туч на тысячу верст свой цвет изменяет ветер
И Девять Потоков несут буруны, подобные снежным горам

Мне радостно петь об этих горах Лушань
Настолько прекрасны эти горы Лушань

Я в Каменном Зеркале вижу себя, и сердце мое яснеет
Скрылись давно среди синего мха следы почтенного Се
Здесь и останусь киноварь плавить, забуду мирские тревоги
Пусть триединое сердце лютни Дао родит во мне
Вижу вдали бессмертных людей среди облаков разноцветных
Лотос-цветок в руку возьму, в Яшмовый Град взойду
Там на Девятом Небе меня ждет Безбрежная Тайна
Вместе с Лу Ао пойду бродить в Великой Чистоте

Комментарии:

Безумец из Чу - в конфуцианском каноне "Луньюй" рассказывается, как однажды Конфуций (Кун Цю) повстречал человека по прозвищу Безумец из царства Чу. Завидев Конфуция, тот в насмешку запел песенку: "Ах Феникс! Ах Феникс! Чья же добродетель оскудела? За прошедшее нечего укорять, от грядущего разве нельзя спастись? Кончай с этим! Кончай с этим! Ныне тот, кто занимается правлением, рискует от этого!" - такими словами призывая мудреца уйти от неблагодарного мира.

Башня Желтого Журавля (Хуанхэлоу) - знаменитая башня на Утесе Желтого Журавля в западной части г. Учана в провинции Хэбэй. Согласно преданию, в древности здесь была винная лавка некоего Сина, к которому в течение полугода ходил какой-то старик пить вино. Син из жалости не требовал денег, поскольку видел, что старику нечем заплатить. Однажды старик взял мандариновую корку и нарисовал на стене лавки журавля, который стал танцевать, как живой, и веселил гостей. Благодаря этому к Сину приходило много народу, и он разбогател. Через десять лет вновь явился тот старик, сел на нарисованного журавля и улетел в небо. Тогда люди поняли, что то был даосский волшебник. В благодарность Син построил Башню Желтого Журавля.

Лушань - горы в провинции Цзянси, в древности знаменитое место отшельничества.

Река - Янцзы (кит. Цзян).

Каменное Зеркало - природное зеркало из камня, одни из достопримечательностей Лушани.

Почтенный Се - поэт Се Лин-юнь. Побывав на Лушани, он писал в своем стихотворении: "По горным отрогам везде вздымаются скалы; ушедших, пришедших нигде не видно следов".

"Плавление киновари", "триединое сердце лютни" - термины даосской медитации.

Лу Ао - в книге "Хуайнань-цзы" рассказывается о человеке из царства Янь, по имени Лу Ао, предпринявшего путешествие к таинственному Северному морю. По дороге в горном ущелье он увидел человека, танцевавшего в ветре. Лу Ао просил встреченного человека путешествовать вместе, тот с улыбкой ответил: "Я уговорился с Хань Мань (Безбрежной Тайной) встретиться на девятом Небе и не могу долго отсутствовать". Сказав это, подпрыгнул и скрылся в облаках. Фамилия Лу Ао записывается тем же иероглифом, что и Лу Сюй-чжоу, корреспондента Ли Бо, а название горы Лушань - похожим ("Лу в хижине отшельника").